Жуковскому (Пушкин) — Когда, к мечтательному миру…


Жуковскому (А. С. Пушкин)

Когда, к мечтательному миру
Стремясь возвышенной душой
,
Ты держишь на коленях лиру
Нетерпеливою рукой;
Когда сменяются виденья
Перед тобой в волшебной мгле,
И быстрый холод вдохновенья
Власы подъемлет на челе, —
Ты прав, творишь ты для немногих,
Не для завистливых судей,
Не для сбирателей убогих
Чужих суждений и вестей,
Но для друзей таланта строгих,
Священной истины друзей.
Не всякого полюбит счастье,
Не все родились для венцов.
Блажен, кто знает сладострастье
Высоких мыслей и стихов!
Кто наслаждение прекрасным
В прекрасный получил удел
И твой восторг уразумел
Восторгом пламенным и ясным.

Пушкин, 1818

Жуковский, Василий Андреевич (1783—1852) — русский поэт, один из основоположников романтизма в русской поэзии, переводчик, критик. Действительный член Императорской Российской академии (1818); почётный член Императорской Академии наук (1827—1841) и впоследствии ординарный академик (1841) по Отделению русского языка и словесности, тайный советник (1841).
Эти стихи Александр Сергеевич Пушкин сопровождал в журнальной публикации подзаголовком: «По прочтении изданных им книжек: «Для немногих».» Книжки эти содержали образцы немецкой поэзии и русские переводы Жуковского. Предназначались они для «избранных», в первую очередь для ученицы Жуковского великой княгини Александры Федоровны, жены Николая Павловича, бывшей немецкой принцессы. Пушкин переосмысляет слова «для немногих» и относит их к «друзьям таланта строгим», ценителям поэзии.
Жуковский, посылая это стихотворение Вяземскому, писал: «Чудесный талант! Какие стихи! Он мучит меня своим даром, как привидение!». В первой редакции послания Пушкина, значительно им впоследствии сокращенного, были, между прочим, следующие строки:
Смотри, как пламенный поэт,
Вниманьем сладким упоенный,
На свиток гения склоненный,
Читает повесть древних лет!
Он духом там — в дыму столетий!
(Речь шла здесь о Батюшкове и его стихотворении «К творцу Истории Государства Российского».) Вяземский писал об этих строках Пушкина: «В дыму столетий»! Это выражение — город: я все отдал бы за него, движимое и недвижимое. Какая бестия! Надобно нам посадить его в желтый дом: не то этот бешеный сорванец нас всех заест, нас и отцов наших. Знаешь ли, что Державин испугался бы «дыма столетий»? О прочих и говорить нечего».



Загрузка...