Телега жизни (Пушкин) — Хоть тяжело подчас в ней бремя…

Александр Сергеевич Пушкин (1799—1837)
Телега жизни
Внимание! Стихотворение содержит ненормативную лексику!

Хоть тяжело подчас в ней бремя,
Телега на ходу легка
;
Ямщик лихой, седое время,
Везет, не слезет с облучка.

С утра садимся мы в телегу;
Мы рады голову сломать
И, презирая лень и негу,
Кричим: пошёл, ебёна мать!

Но в полдень нет уж той отваги;
Порастрясло нас; нам страшней
И косогоры и овраги;
Кричим: полегче, дуралей!

Катит по-прежнему телега;
Под вечер мы привыкли к ней
И, дремля, едем до ночлега —
А время гонит лошадей.

Пушкин, 1823
В оригинале: «Кричим: валяй, ебёна мать!». Последние два слова в большинстве изданий опускаются по цензурным соображениям, а также из ложного чувства благопристойности, тем самым выхолащивается смысл стихотворения, искажается его характер.
Александр Сергеевич Пушкин в своих произведениях не брезговал матерными выражениями. Он их называл «русским титулом». Посылая кн. П. А. Вяземскому стихотворение «Телега жизни», Пушкин прибавил: «Можно напечатать, пропустив русский титул».
Текст стихотворения со строкой: «Кричим: пошёл, ебёна мать!» Пушкин послал Вяземскому как окончательный и, лишь имея в виду невозможность его для печати, соглашался на исключение из текста «русского титула», который следовательно в общей концепции стихотворения представлялся Пушкину существенно важным. Нецензурные вульгаризмы отнюдь не несут здесь комической функции.
В стихотворении «Телега жизни» поэт отразил этот путь в древних образах-символах: жизнь — путь, молодость — утро, зрелость — день, старость — вечер, смерть — ночь. Для него жизненный путь — бессмысленное движение из небытия в небытие, свершающееся «само собой», независимо от воли человека. Сознательно сниженный, деромантизированный образ телеги, дребезжащей на рытвинах и ухабах, не дает обмануться насчет позиции автора: нет в жизни ничего возвышенного и прекрасного. Ужасает читателя подчеркнуто бесстрастный, равнодушный тон повествования: так есть, бороться бессмысленно, ибо как бы ни вел себя человек, чего бы ни хотел,
Ямщик лихой, седое время,
Везет, не слезет с облучка.
Бессмысленность окружающего мира не может не ужаснуть мыслящего человека. Для поэта, удивительно рано осознавшего свое призвание, она вдвойне трагична: ведь его талант, его ум и душа ни к чему в мире, лишенном высшего замысла и цели!

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.




Загрузка...