Стамбул гяуры нынче славят… (Пушкин)


Стамбул гяуры нынче славят… (А. С. Пушкин)

Стамбул гяуры нынче славят,
А завтра кованой пятой
,
Как змия спящего, раздавят
И прочь пойдут — и так оставят.
Стамбул заснул перед бедой.

Стамбул отрёкся от пророка;
В нём правду древнего Востока
Лукавый Запад омрачил —
Стамбул для сладостей порока
Мольбе и сабле изменил.
Стамбул отвык от поту битвы
И пьёт вино в часы молитвы.

Там веры чистый луч потух:
Там жёны по базару ходят,
На перекрёстки шлют старух,
А те мужчин в харемы вводят,
И спит подкупленный евнух.

Но не таков Арзрум нагорный,
Многодорожный наш Арзрум:
Не спим мы в роскоши позорной,
Не черплем чашей непокорной
В вине разврат, огонь и шум.

Постимся мы: струёю трезвой
Одни фонтаны нас поят;
Толпой неистовой и резвой
Джигиты наши в бой летят.
Мы к жёнам, как орлы, ревнивы,
Харемы наши молчаливы,
Непроницаемы стоят.

Алла велик!
К нам из Стамбула
Пришёл гонимый янычар.
Тогда нас буря долу гнула,
И пал неслыханный удар.
От Рущука до старой Смирны,
От Трапезунда до Тульчи,
Скликая псов на праздник жирный,
Толпой ходили палачи;
Треща в объятиях пожаров,
Валились домы янычаров;
Окровавленные зубцы
Везде торчали; угли тлели;
На кольях, скорчась, мертвецы
Оцепенелые чернели.
Алла велик. Тогда султан
Был духом гнева обуян.

Пушкин, 1830

Стихотворение, помеченное в автографе датой «17 oкт. 1830», было введено позднее в несколько ином тексте в главу V «Путешествия в Арзрум». В тексте «Путешествия» стихотворению предшествуют слова: «Вот начало сатирической поэмы, сочиненной янычаром Амином-Оглу». Эта ссылка — мнимая, стихи Пушкина оригинальны.
Гяуры — презрительное название людей другой веры у магометан.
Янычары — отборные привилегированные пехотные войска в султанской Турции, некогда составлявшие ее военный оплот, первоначально комплектовались из христиан, обращенных в детском возрасте в мусульманство. Часто бывали орудием при совершении дворцовых переворотов. Воспользовавшись очередным восстанием янычаров (1826), султан Махмуд II (1785—1839) уничтожил их войско и жестоко расправился с ними и их семьями. Реформы Махмуда II не встречали сочувствия в среде правоверных магометан в консервативном Арзруме.
В рукописи перед стихом «Алла велик! К нам из Стамбула» зачеркнуто:
В нас ум владеет плотью дикой,
А покорен Корану ум,
И потому пророк великой
Хранит как око свой Арзрум.
В черновике были еще наброски о преследовании янычар, не вошедшие в текст:
Меж нами скрылся янычар,
Как между братиев любимых,
Что рек Аллах — спасай гонимых,
Приход их — дому божий дар.
*
Со всех концов
Везли в Стамбул мешки ушей
Стихи «Окровавленные зубцы везде торчали…» и следующие три перенесены из незаконченного стихотворения 1827 г. «Какая ночь! Мороз трескучий…».



Загрузка...