Послание к Великопольскому (Пушкин) — Так элегическую лиру…

Александр Сергеевич Пушкин (1799—1837)
Послание к Великопольскому, сочинителю «Сатиры на игроков»

Так элегическую лиру
Ты променял, наш моралист
,
На благочинную сатиру?
Хвалю поэта — дельно миру!
Ему полезен розги свист. —
Мне жалок очень твой Арист:
С каким усердьем он молился
И как несчастливо играл!
Вот молодёжь: погорячился,
Продулся весь и так пропал!
Дамон твой человек ужасный.
Забудь его опасный дом,
Где, впрочем, сознаюся в том,
Мой друг, ты вёл себя прекрасно:
Ты никому там не мешал,
Ариста нежно утешал,
Давал полезные советы
И ни рубля не проиграл.
Люблю: вот каковы поэты!
А то, уча безумный свет,
Порой грешит и проповедник.
Послушай, Персиев наследник,
Рассказ мой:
Некто, мой сосед,
В томленьях благородной жажды,
Хлебнув кастальских вод бокал,
На игроков, как ты, однажды
Сатиру злую написал
И другу с жаром прочитал.
Ему в ответ его приятель
Взял карты, молча стасовал,
Дал снять, и нравственный писатель
Всю ночь, увы! понтировал.
Тебе знаком ли сей проказник?
Но встреча с ним была б мне праздник:
Я с ним готов всю ночь не спать
И до полдневного сиянья
Читать моральные посланья
И проигрыш его писать.

Пушкин, 1828
Великопольский, Иван Ермолаевич (1797—1868), незначительный поэт, офицер. В «Сатире на игроков» рассказывается об Аристе, который в одну ночь проиграл в карты опытному игроку Дамону все свое состояние, погубил свою честь и сошел с ума. Зная автора сатиры как страстного картежника, Пушкин написал это шутливое послание, напечатанное в «Северной пчеле» без подписи Пушкина, но с примечанием издателя Булгарина: «Имени сочинителя сих стихов не подписываем: ex ungue leonem» (по когтям узнают льва —лат.). Великопольский написал «Ответ знакомому сочинителю послания ко мне, помещенного в № 30 «Северной пчелы», и послал его в газету. Булгарин показал стихи Пушкину, и поэт ответил Великопольскому письмом, в котором протестовал против напечатания стихотворения, видя в нем «личность и неприличность». Впоследствии Пушкин отозвался на стихотворение Великопольского эпиграммой «Поэт-игрок, о Беверлей-Гораций…» (1829).
Персиев наследник — ироническое обращение к Великопольскому, названному так потому, что в «Сатире на игроков» упоминается Персий Флакк, римский сатирик-моралист (I в.).

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.




Загрузка...