Паж, или Пятнадцатый год (Пушкин) — Пятнадцать лет мне скоро минет…


Паж, или Пятнадцатый год (А. С. Пушкин)

C’est l’âge de Chérubin…

Пятнадцать лет мне скоро минет;
Дождусь ли радостного дня
?
Как он вперед меня подвинет!
Но и теперь никто не кинет
С презреньем взгляда на меня.

Уж я не мальчик — уж над губой
Могу свой ус я защипнуть;
Я важен, как старик беззубый;
Вы слышите мой голос грубый,
Попробуй кто меня толкнуть.

Я нравлюсь дамам, ибо скромен,
И между ими есть одна…
И гордый взор её так томен,
И цвет ланит её так тёмен,
Что жизни мне милей она.

Она строга, властолюбива,
Я сам дивлюсь её уму —
И ужас как она ревнива;
Зато со всеми горделива
И мне доступна одному.

Вечор она мне величаво
Клялась, что если буду вновь
Глядеть налево и направо,
То даст она мне яду; право —
Вот какова её любовь!

Она готова хоть в пустыню
Бежать со мной, презрев молву.
Хотите знать мою богиню,
Мою севильскую графиню?..
Нет! ни за что не назову!

Пушкин, 1830

C’est l’âge de Chérubin… — Это возраст Керубино… (франц.). Керубино — паж из комедии Бомарше «Свадьба Фигаро».
В рукописи после стиха «Попробуй кто меня толкнуть…» зачеркнуты стихи:
Читал я Федру и Заиру,
Как злой гусар сижу верхом,
И показать могу я миру,
Что мастерски держу рапиру
И ею правлю как мячом.
После стиха «Вот какова её любовь!» зачеркнуто:
Давно я только сплю и вижу,
Чтоб за неё подраться мне,
Вели она — весь мир обижу,
Пройду от Стрельны до Парижу
Один, пешком иль на коне.
Упоминание Стрельны, а также Варшавской графини, замененной затем Севильской графиней, говорит о том, что и паж и его дама — определенные лица. Существует предположение, что под пажем Пушкин разумел юного брата Александры Осиповны Россет — Иосифа Иосифовича Россет (1812—1854), воспитанника пажеского корпуса, выпущенного весной 1830 г. в лейб-гвардии уланский полк, стоявший в Стрельне под Петербургом.
Варшавская графиня — польская княжна Стефания Радзивилл, ближайшая подруга Александры Осиповны Россет.
…до Парижу — Радзивилл была в это время в Париже.
Федра — трагедия Расина, Заира — трагедия Вольтера, в обеих разрабатывается психология любовной страсти.



Загрузка...