Дельвигу (Пушкин) — Друг Дельвиг, мой парнасский брат…


Дельвигу (А. С. Пушкин)

Внимание! Стихотворение содержит ненормативную лексику!

Друг Дельвиг, мой парнасский брат,
Твоей я прозой был утешен,
Но признаюсь, барон, я грешен:
Стихам я больше был бы рад.
Ты знаешь сам: в минувши годы
Я на брегу парнасских вод
Любил марать поэмы, оды,
И даже зрел меня народ
На кукольном театре моды.
Бывало, что ни напишу,
Все для иных не Русью пахнет;
Об чем цензуру ни прошу,
Ото всего Тимковский ахнет.
Теперь едва, едва дышу!
От воздержанья муза чахнет,
И редко, редко с ней грешу.
К неверной славе я хладею;
И по привычке лишь одной
Лениво волочусь за нею,
Как муж за гордою женой.
Я позабыл ее обеты,
Одна свобода мой кумир,
Но все люблю, мои поэты,
Счастливый голос ваших лир.
Так точно, позабыв сегодня
Проказы младости своей,
Глядит с улыбкой ваша сводня
На шашни молодых блядей.

Пушкин, 1821

Стихи начинают собою письмо к Дельвигу от 23 марта 1821 г. в ответ на его не дошедшее до нас письмо.
Тимковский, Иван Осипович — петербургский цензор в 1804—1821 гг. Он упоминается в эпиграмме «Тимковский царствовал — и все твердили вслух…» (1824).
Ненормативная лексика в большинстве изданий опускается по цензурным соображениям, а также из ложного чувства благопристойности, тем самым выхолащивается смысл стихотворения, искажается его характер.
Александр Сергеевич Пушкин в своих произведениях не брезговал матерными выражениями. Он их называл «русским титулом». По вынужденным цензурным соображениям, имея в виду невозможность их для печати, поэт соглашался на исключение из текста «русского титула», который следовательно в общей концепции стихотворений представлялся Пушкину существенно важным. Нецензурные вульгаризмы отнюдь не несут в произведениях комической функции.



Загрузка...