Давыдову (Пушкин) — Нельзя, мой толстый Аристип…


Давыдову (А. С. Пушкин)

Нельзя, мой толстый Аристип:
Хоть я люблю твои беседы
,
Твой милый нрав, твой милый хрип,
Твой вкус и жирные обеды,
Но не могу с тобою плыть
К брегам полуденной Тавриды.
Прошу меня не позабыть,
Любимец Вакха и Киприды!
Когда чахоточный отец
Немного тощей Энеиды
Пускался в море наконец,
Ему Гораций, умный льстец,
Прислал торжественную оду,
Где другу Августов певец
Сулил хорошую погоду.
Но льстивых од я не пишу;
Ты не в чахотке, славу богу:
У неба я тебе прошу
Лишь аппетита на дорогу.

Пушкин, 1824

Обращено к Александру Львовичу Давыдову (1773—1833), старшему брату декабриста В. Л. Давыдова, мужу Аглаи Давыдовой. Помещик села Каменки Киевской губ., где не раз гостил Пушкин, А. Л. Давыдов был равнодушен к политическим интересам собиравшихся в Каменке декабристов.
Александр Сергеевич Пушкин изобразил А. Л. Давыдова незадолго до послания в строках о «рогоносце величавом…» в «Евгении Онегине», а позднее нарисовал его портрет («второй Фальстаф») в заметке «Лица, созданные Шекспиром…» в «Table-talk». Повод написания стихотворения указан самим поэтом в подзаголовке при первой публикации: «На приглашение ехать с ним морем на полуденный берег Крыма».
Аристип — греческий философ (V в. до н. э.), учивший, что счастье заключается в наслаждении.
Чахоточный отец немного тощей Энеиды — Вергилий (70—19 гг. до н. э.). Пускался в море наконец — после нескольких лет работы над «Энеидой» в Италии Вергилий отправился в Грецию и Азию, чтобы изучить место действия своей поэмы.
Гораций — крупнейший римский поэт (65—8 гг. до н. э.), в некоторых своих стихотворениях прославлял императора Августа (Августов венец), написал оду «К кораблю, везущему в Афины Вергилия».



Загрузка...